46f3ea3d     

Липскеров Дмитрий - Семья Уродов



Дмитрий Липскеров
Семья уродов
Пьеса в двух действиях
Действующие лица
Хатдам.
Александро.
Соня.
Дурак.
Фокс.
Наташа.
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
Действие происходит в центральной комнате большого дома, окна которого
выходят на окраину села. Вдалеке угадывается купол часовенки или церквушки.
Очертания ее размыты, потому что стекла окон засалены, и
закопчены. Посреди комнаты стоит саморубленный стол, тяжелый и
неуклюжий, на квадратных ножках, сделанных из цельных стволов деревьев,
которым придана квадратная форма. Кое-где осталась отслаивающаяся кора. На
столе неровной пирамидой грязная посуда: простые тарелки, эмалированные
кружки, алюминиевые и деревянные ложки, кастрюля с облупившимся боком, мятый
самовар... В стену из некрашеного посеревшего бруса вделан мамин. Он лишен
изящества и представляет собой квадратную, покрытую густым слоем сажи нишу,
в которой среди угольев и недогоревших дров лежат металлические прутья с
остатками нанизанной на них рыбы...
Другая стена - обратная сторона русской печи, основная часть которой в
другом помещении. На ней висят иллюстрации, покоробившиеся от постоянного
жара. На одной изображен Квазимодо, умирающий на груди Эсмеральды, а на
другой - то ли Ричард III, то ли Тулуз Лотрек, а может, и еще кто... Возле
камина огромное кресло, на котором свободно могли бы уместиться два взрослых
человека. Пожалуй, кресло выглядело бы даже красивым, если бы оно не было
таким старым и потрескавшимся,.. Простой шкаф возле стены почти пустой...
Рукомойник со стоящим под ним тазом... Большое зеркало... Комната пуста...
Вечер... Всполохи заката на самоваре... Слабый колокольный звон... Скрип
двери... В комнату входит Хатдам. Это огромного роста горбун. Его горб тяжел
и покат, как холм. Из-под густых сросшихся бровей смотрят цепкие азиатские
глаза. Горбун одет в грязную робу. В его могучих, почти черных от въевшейся
земли ладонях - зачехленная лопата. На плече - маленький рюкзак. Хатдам,
сильно хромая на левую ногу, проходит в комнату, оглядывает грязный стол,
глухо рыча, ставит возле камина лопату, сбрасывает рюкзак. Мельком взглянув
на себя в зеркало, снимает верхнюю часть робы, оставаясь в нательной рубахе.
Идет к рукомойнику, долго и тщательно моется, разбрызгивая вокруг себя воду.
Смочив поредевшие на черепе волосы, укладывает их пятерней в прическу.
Тяжело вздохнув, направляется к шкафу, но на полдороги внезапно
останавливается, смотрит на пол, подпрыгивает, пружинит на досках. Хромает
обратно к камину, развязывает рюкзак, достает из него молоток и гвозди,
вгоняет несколько гвоздей в подозрительное место. Опять пружинит на досках
и, удовлетворенный, направляется к шкафу. Достает из него черную рубаху с
большим белым воротником, похожим на жабо. Надевает ее. Снимает сапоги и
грязные штаны, взамен надевает чистые полотняные и обувает ноги в крепкие
башмаки с блестящими пряжками. Порывшись в карманах штанов, выуживает
перстень с зеленым камнем. Включает свет, некоторое время любуется камнем.
Надевает перстень на средний палец. Закрывает глаза и, стоя спиной к двери,
что-то бормочет...
Скрипит дверь... Появляется Александро.
Александро, в обтягивающей полную с небольшой грудью фигуру кофте. Ноги
Александро обтянуты штанами, похожими на лосины. Отчетливо виден мужской
бугорок. Волосы на затылке стянуты в пучок и перевязаны красной лентой. В
руках удочка и небольшое ведерко. Александро, видя Хатдама. застывает в
дверях.
Хатдам (переставая бормотать). Кто?
Александро? Ты?..
Па



Назад