46f3ea3d     

Липскеров Дмитрий - Пальцы Для Керолайн



ДМИТРИЙ ЛИПСКЕРОВ
ПАЛЬЦЫ ДЛЯ КЕРОЛАЙН
Веронике Боднарек
Иосиф брал со стола заранее заготовленную пачку горчицы и высыпал две трети
в ведро, бултыхал ногами, перемешивая содержимое… Мать доставала теплый плед,
закутывала отца и садилась рядом с ведром на корточки. Она поплескивала на
колени Иосифу горячей водой, он потел и от разливающейся по телу истомы
возбуждался. Глаза его становились меньше, и все тело как-то сужалось, он
начинал гладить мокрые руки матери, раздвигал свои бедра, усаживал мать на ручку
кресла, запускал пальцы ей под халат, находя самое нежное женское место, и
издавал стон… Мне было интересно смотреть на это из своей детской кровати, но
волны горячего воздуха, насыщенного испарениями горчицы, разъедали мои глаза, и
я их закрывал, прислушиваясь к звукам, издаваемым родителями…
Лишь много лет спустя я понял, что отец был очень силен как мужчина, что
природа щедро наделила его мужскими соками, забрав взамен внешнюю
привлекательность. И уж если соки начинали бурлить, то бурлили они до утра…
В молодости отец был авантюристом. Когда еще не было ни меня, ни моих
братьев, когда Иосиф был холост и проживал со своей матерью, в его кудрявую
голову пришла первая мысль нарождающегося авантюриста. Он выкрал из тайника
своей родительницы все золото и бриллианты, доставшиеся ей в наследство, и
исчез.
Сел в поезд и через сутки вышел в южном городе, где имелся большой
международный порт. Ему понадобилась неделя на то, чтобы устроиться поваром на
судно, отходящее в Индию. Он выправил себе паспорт моряка, „расплатившись за
него золотыми серьгами, подкупил капитана ажурной браслеткой, чтоб тот не очень
замечал изъяны в его кулинарном искусстве, и уже через десять дней качался
вместе с кораблем на волнах нейтральных вод…
Отец плохо представлял себе, что будет делать в Индии. Языками он не
владел, об Индии знал лишь понаслышке, и каким делом можно там заняться, понятия
не имел… Попросту говоря, при первом же увольнении он хотел скрыться в Бомбее и
уже никогда не возвращаться на корабль. Общаясь с моряками, Иосиф понял, что ни
в каком золоте, ни в каких бриллиантах Индия не нуждается – своих навалом.
В дефиците только электроприборы, и ничего другого.
Отец при этом известии не раскис, а принялся разнюхивать, кто из моряков и
что везет на продажу… Вскоре он вызнал, что помощник капитана нелегально вывозит
сотню электрических чайников и десятка два пылесосов, забив ими один из трюмных
отсеков. Путем грубого шантажа отец вынудил помощника уступить ему за бесценок
всю контрабанду и на пятнадцатый день с начала плавания появился с кофром
крайнего дефицита в Бомбее, встретившем авантюриста сезоном летних дождей.
Первую ночь, завывающую штормовым ветром, ему пришлось провести возле
французского корабля, прикорнув на своем кофре с будущим благосостоянием. Он
вымок до нитки, хотел жрать, как тысяча грязных индийских детей, но присутствия
духа не терял.
К утру французский моряк подал ему булочку с джемом и французский флажок.
Иосиф булочку съел, вставил флажок в пупок бронзовому будде и потащил свой
кофр к выходу из порта, решив к вечеру непременно стать раджой.
К вечеру раджой он не стал. но мог считать себя вполне состоятельным
человеком. За десять процентов от будущей выручки отец снял прилавок в магазине
на окраине города и уже к полудню реализовал весь товар.
Сидя в рикше и блаженно поглаживая полный карман денег, он высматривал
подобающий своим вкусам дом, в котором можно арендовать квартиру… Вп



Назад