46f3ea3d     

Липков Александр - Толчок К Размышлению



Александр Липков
Толчок к размышлению
Предисловие
Человек познает себя, познавая современность и историю. Всего охватить
невозможно, но есть вещи сами за себя говорящие, так и просящиеся в книгу,
отражающие в себе большой мир. Одна из таковых - сортир, предмет, которому
посвящено это сочинение.
С его автором Александром Липковым мы дружим и сотрудничаем уже 35
лет, успели за это время написать достаточно статей и интервью, несколько
книг и сценариев, ну и изрядно надоесть друг другу. Несмотря на это,
продолжаем надоедать и далее, собираемся писать и пишем, в том числе и
сценарий большого публицистического телесериала "Культура - это судьба".
Идею одной из его серий Липков украл у меня для этой книги, за что не
слишком его осуждаю. Идеи должны жить и работать.
По сути, книга эта - историческое исследование на тему: как человек
пользуется отхожим местом. Где и когда возникли первые туалеты, какие их
следы обнаружены в раскопках? Разве не интересно задуматься и порассуждать
об этом? Наверное, когда человек жил в племени, сортир был не нужен. Племя
кочевало. Зачем кочевнику сортир? Стали оседлыми, занялись выращиванием
агрокультур, оказалось, что под камень все время ходить нельзя - нужно
определенное место. Потребовался сортир. Наверное, и у феллаха в пустыне
есть сортир. Хотя в пустыне проще: солнце мгновенно убивает любую заразу,
все высушивает. Другое дело - скученная Европа, где влага и сырость...
История сортира - это и история канализации. А история канализации
идет по следам эпидемий - чумы, холеры, безжалостно косивших средневековый
мир. Связь очевидна. Люди жили в тесных, густонаселенных городах. Тесных,
потому что "город" - от слова "ограда": когда нападает враг, можно
спрятаться за крепостные стены. Все человеческие отходы выбрасываются на
тесные, кривые улочки. Мало-помалу приходило понимание, что от нечистот,
кроме вони, - ещё и зараза. Пока будет вонять, будут и болезни. Город
обзаводится канализацией. Сначала это просто ров, потом он уходит под
землю, образует единую систему с соседними рвами, система становится все
более сложной и продуманной. И в Лондоне, и во многих старых городах Европы
до сих пор так: прошел дождь, а на асфальте ни единой лужи. Качество
канализации обусловлено необходимостью: людей много, а земли мало.
В России наоборот - земли навалом, людей мало. Можно обойтись и вообще
без канализации - где приспичило, там и погадил. Люди никогда не жили
скученно. Вышел в поле, до ветра... В европейских языках нет такого
выражения - "до ветра". У них - горы, у нас - равнины; у них - теснота, у
нас - простор. Оказывается, географические различия сказываются и в такой
сугубо специфической сфере, как сортир. Нам по этой части до цивилизованных
стран пока далековато. Дело не только в качестве сантехники - у нас другая
ментальность. "Как известно, это удобство у громадного большинства русских
людей находится в полном презрении", - более ста лет назад заметил Антон
Павлович Чехов. Кое-что с тех пор изменилось, но не слишком.
Увы, жизнь невозможна без ежедневного воспроизведения говна. Не будет
его - наступит смерть. Говно - примерно то же, что радиоактивные отходы
атомной электростанции. И то и другое - результат горения. Жизнь есть
горение. Пища, съедаемая нами, превращается в энергию. Говно - побочный
продукт энергетического цикла, необходимая, неотъемлемая часть жизни. Никто
не призывает возлюбить его, но само наше отношение к этой части жизни
немаловажно.
Возможно, ко



Назад